Фото - Евгений Сырчин, commons.wikimedia.org

Команда журналистов и активистов раскрывает «особенности» закупки медтехники в пандемию.

Грянувшая пандемия коронавируса обнажила плачевное состояние российских больниц. Власти в срочном порядке занялись их оснащением медицинской техникой и расходными материалами. Аппараты ИВЛ и томографы оказались жизненно необходимы не через «безразмерные» три месяца, а «здесь и сейчас». Поэтому правительство разрешило больницам, региональным минздравам и другим органам власти покупать товары и услуги у, так называемого «единственного поставщика», минуя все конкурсные процедуры. Иными словами, заключить контракт с любой компанией, которая им понравилась или оказалась под рукой в нужный момент. 20 марта 2020 года вышло соответствующее письмо Минфина РФ, МЧС и ФАС. Для госзакупок коронавирус был признан «обстоятельством непреодолимой силы» и «чрезвычайной ситуацией» на 2020 год с возможностью продления, пока будет сохраняться режим повышенной готовности.

К чему это привело, разбирались авторы межрегионального расследования. Оно уникально и по количеству задействованных в нём коллег — авторы: Роман Романовский, при участии Александры Александровой, Инны Гресевой, Алены Дударь, Ольги Забалуевой, Евгении Иванченко, Ирины Ковбасюк, Марины Кузнецовой, Дмитрия Любимова, Андрея Мужщинского, Александры Семеновой, Анастасии Сечиной, Ольги Сиромахо, Елизаветы Чухаровой, Анны Яровой; редактор — Александра Джорджевич. И по объёму материала, который команда перелопатила, чтобы представить читателю общероссийскую картину. 

Инициировал работу правозащитный фонд «Так-так-так» (как и многие уважаемые и эффективные общественные организации включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) совместно с медиапроектом «Четвертый сектор», объединив в команду журналистов и гражданских активистов от Хабаровска до Калининграда. Команда провела мониторинг государственных и муниципальных контрактов на закупку медтехники и расходных материалов в 83 регионах (кроме Москвы, Санкт-Петербурга и Московской области), заключённых в первую волну пандемии с февраля по август 2020 года. 

Первое, что бросилось в глаза расследователям, разница в цене на одну и ту же медтехнику в 2 — 3 и более раз. Причём, вовсе не из-за причуд логистики и удалённости того или иного региона. 

Екатерина Петрова, эксперт «Трансперенси Интернешнл — Россия» (организация тоже включена Минюстом в список иноагентов, не иначе как в силу высокой компетентности в своей области) обращает внимание, что ситуация с отменой конкурсных процедур в пандемию однозначно привела к росту цен и повышению коррупционных рисков. Во-первых, отсутствие жестких регламентов позволяет заказчикам выбирать подрядчиков по своему усмотрению; во-вторых, заказчики, по сути, могут сами устанавливать цены на товары — главное, чтобы они смогли их формально обосновать.

В большинстве рассмотренных журналистами случаем аукционы не состоялись, либо потому, что их разрешено было не проводить из-за ЧС, либо из-за отсутствия конкуренции: на торги заявлялось по одному участнику. 

А ещё авторы расследования наткнулись на целый ряд заключенных в разгар пандемии «странных контрактов» с единственным поставщиком, в которых сложно уловить причинно-следственную связь с коронавирусом и «чрезвычайной ситуацией». К примеру, властям Чечни, когда жители сидели на самоизоляции, срочно понадобилось построить объекты для запрещенных массовых мероприятий: Министерство по физической культуре и спорту республики, 13 и 31 марта 2020 года заключило контракты на строительство футбольного манежа в Грозном и физкультурно-спортивного комплекса в селе Бачи-Юрт. В городе Нижнеудинск Иркутской области местные власти тоже озаботились состоянием спортивных сооружений: заключили контракт на реконструкцию спортивно-оздоровительного комплекса «Труд», а в Тобольске понадобилось срочно нанести дорожную разметку и заняться благоустройством городских пространств.

Но особенно, конечно, впечатляет обнаруженная журналистами разница в закупочных ценах на упомянутую медтехнику. К примеру, в апреле 2020 года министерство здравоохранения Челябинской области заключило контракты на приобретение трёх томографов OPTIMA CT 540 у трех разных поставщиков:  у ООО «Медпроект-Зауралье» за 54 миллиона рублей; ООО «Медицинские технологии» — за 60 миллионов, а ООО «УРАЛ МЕД РЕЗЕРВ» собиралось продать минздраву томограф за 60,5 миллиона. Через месяц министерство подписало со всеми тремя поставщиками дополнительные соглашения, несколько уменьшив суммы контрактов. Таким образом, самый дорогой контракт стоимостью в 60,5 миллиона слегка «похудел» до 47. Для сравнения: в Иркутской области аналогичный томограф купили за 29,3 миллиона рублей. 

Или такой факт: в соседних Владимирской и Ивановской областях с разницей в 23 дня купили рентгеновский мобильный аппарат Matrix IBIS s.r.l. в одинаковой комплектации: Петушинская районная больница потратила 5,8 миллиона рублей за один аппарат, городская клиническая больница № 4 в Иванове — 8,5 миллиона.

По мнению Екатерины Петровой, при явном завышении цены возможен сговор между поставщиками и заказчиками, и в этих ситуациях должны разбираться правоохранительные органы. Впрочем, местами уже разбираются. В конце января 2021 года, по информации журналистов, управление следственного комитета по Омской области возбудило уголовное дело в отношении экс-министра здравоохранения Ирины Солдатовой и руководителя дирекции по обслуживанию государственной системы здравоохранения Виктора Бабикова. По версии следствия, чиновники превысили должностные полномочия, заключив контракты на поставку медицинской техники с аффилированными компаниями по «явно завышенной стоимости», ущерб оценивается в 105 миллионов рублей. 

Авторы расследования обратили внимание, что заказчики в основном предпочитают покупать технику не у официальных производителей и их дистрибьюторов, а у компаний-посредников, которые зачастую раньше медтехникой не занимались и, по сути, перекупают ее у дистрибьюторов, накручивая свою маржу. Почему? Эксперт Екатерина Петрова предполагает коррупционный мотив: «Заказчики могут заключать контракт с малоизвестными и однодневными компаниями по завышенной цене, чтобы потом вывести денежные средства — с серьезными поставщиками на такое не договоришься. Или неизвестный поставщик — это заранее чья-то компания, которая уже участвует в схеме». 

И наконец, журналисты выявили топ-10 межрегиональных поставщиков, получивших самые толстые портфели госзаказов, и, соответственно, больше других заработавших на коронавирусе. Лидирует здесь АО «Концерн радиоэлектронные технологии» (АО «КРЭТ»), дочка Ростеха. Дочка производит и продает остро востребованные аппараты ИВЛ марки «Авента».  Расследователи напоминают, что в начале пандемии российские власти, признав дефицит ИВЛ, пообещали нарастить их производство в России. В марте 2020 года правительство РФ обеспечило основной объем госзаказа, закупив 5700 аппаратов ИВЛ и ЭКМО за 7,5 миллиардов рублей, АО «КРЭТ» без конкурсов был назначен единственным поставщиком. Но, как мы помним, без проблем не обошлось: «Авенты» загорелись сразу в нескольких больницах, из-за чего некоторые регионы начали отказываться от поставок. Росздравнадзор на время ограничил обращение части «авентовских» ИВЛ, позднее уточнив, что имеют место «нарушения производственных процессов, а также несоответствие «Авента» эксплуатационной и технической документации, однако, не установил прямой связи между выявленными нарушениями и возгораниями… 

Авторы расследования собрали информацию по всем маркам и моделям аппаратов ИВЛ, томографов, рентген-аппаратов, мониторов и другой медицинской техники, которые закупали для российских больниц в пандемию, и сравнили их стоимость между регионами и поставщиками. Это позволило создать подробные графики, отлично иллюстрирующие изобилующий фактами и цифрами материал. 

 «Новая газета» отправила запросы по теме во все указанные регионы. Отреагировал только глава администрации Большеврудского сельского поселения Алексей Музалев. Остальные ответили молчанием. 

Использовались технологии поиска: работа с базой госзакупок и собственными источниками.

Использовались приёмы: анализ собранных данных, интервью с экспертами, обобщение имеющегося материала, составление графиков-таблиц.

Экспертная оценка Фонда
Галина Сидорова
Галина Сидорова
Соучредитель и руководитель программ Фонда 19/29
Задать вопрос
Общественная значимость
100 /100
Полнота расследования
90 /100
Актуальность
100 /100
Завершенность
80 /100
Надежность источников
95 /100
Читабельность
90 /100
Итого
92.5
Плюсы и минусы
межрегиональное расследование, сотрудничество в работе над материалом журналистов и активистов из разных регионов позволило собрать и сопоставить огромный массив данных; отличная работа с базой госзакупок; подробный анализ представленной информации экспертами; наглядность — профессионально составленные графики. 
отсутствие информации по Москве, Московской области и Санкт-Петербургу. И, хотя авторы сразу делают соответствующую ссылку, с учётом того, что собраны данные из 83 регионов, это выглядит недоработкой. Обилие цифр информативно, но порой снижает читабельность