Сегодня – не о расследованиях, а о тех, кто их делает. О наших коллегах и друзьях. О лучших, ярких и бесстрашных. О тех, чьей дружбой наше Содружество гордится, кого мы с удовольствием цитируем, у кого призываем учиться. 

Галина Сидорова. Когда-то, теперь уже, кажется, в другой жизни, создавая свой первый проект поддержки расследовательской журналистики, мы объясняли значение цифр в его названии. 19 — номер Статьи Всеобщей декларации прав человека «о праве на свободу убеждений и на свободное их выражение, включающее свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ»; 29 — Статья в Конституции РФ, фактически дословно этот пункт воспроизводящая. Нам тогда казалось очень важным это подчеркивать. Нам и сейчас так кажется. Хотя нет уже той страны с зачатками демократии и политических свобод. Зачатки растоптаны. Нет той Конституции. А оставшаяся в «пеньковом» её варианте Статья 29 выглядит насмешкой над реальностью.

Бал правит диктатура – злобная и лицемерная. Диктатуре не нужны независимо мыслящие и честно информирующие. Ей нужны доносчики-Бородины, вроде сдавшего «товарищу прокурору» коллег из «Проекта» под предлогом того, что журналисты занимаются вредительством», в то время как в стране всё должно быть «тихо-спокойно». 

«Тихо-спокойно» с такими журналистами не получается. Достаточно вспомнить потревоженных за последний год «героев» журналистских расследований «Проекта»: Аркадий Ротенберг и Юрий Ковальчук, оба миллиардеры и друзья Путина; Виктор Золотов, глава Росгвардии и бывший телохранитель Путина; Дмитрий Медведев, бывший премьер-президент, ныне зампред Совбеза; Рамзан Кадырова, глава Чечни; Владимир Колокольцев, министр внутренних дел; ну и сам Владимир Путин, как же без него. Все эти расследования – тщательно документированы и профессионально аргументированы. 

Это «сообщество героев» долго молчало прежде, чем собралось с «ответочкой» в духе «наказания невиновных и награждения непричастных». Отныне: журналистика в России – нежелательная профессия. А журналисты – нежелательные граждане. Особенно те, кто независимо расследует, независимо мыслит и информирует, мешая власти почивать на лаврах коррупции и беззакония. 

Алексей Шляпужников. Полностью вытоптав политическую поляну от независимых партий и некоммерческих организаций, российское государство перешло к планомерной атаке на независимые медиа. Наиболее читаемые и пользующиеся доверием русскоязычной аудитории СМИ одно за одним вносятся в реестр иностранных агентов. Та же участь постигает наиболее ярких и бесстрашных журналистов, которым клеймо иноагента власть присваивает в личном качестве.

Журналистские расследования – самый сложный жанр в нашей профессии и, судя по всему, самый опасный для авторитарной политической системы. Коллектив талантливых и очень продуктивных расследователей, издание «Проект», решили не назначать «иностранным агентом», а сразу произвели в «нежелательные».  В решении Генеральной Прокуратуры РФ так и написано: «представляет угрозу основам конституционного строя и безопасности Российской Федерации». 

Давайте уточним: угрозу основам строя представляют расследования о том, как миллионами кубометров разворовывается лес, миллионами и миллиардами долларов расхищается бюджет государства, как удельные региональные князьки и падишахи строят внутри России собственные карманные государства с карманными армиями и банками. Ещё раз: угроза, как выясняется, не сами эти факты, а профессиональная и самоотверженная работа журналистов, открывающих обществу глаза на данные преступления. 

Уничтожая независимую журналистику и ставя расследовательскую деятельность вне закона, система добровольно отрезает себе глаза и уши. Она не хочет видеть и слышать сама и давать возможность видеть и слышать другим то, как гниёт, разваливается и трещит по швам коррупционная пирамида современной российской государственности, наспех построенная бывшими коммунистами и чекистами на обломках Советского Союза. Это очень похоже на детскую игру «я в домике», только в отличие от детской версии, в эту игру государство неизбежно проиграет. А журналистика останется, ведь, в отличии от власти, граждане России в этой игре участвовать не хотят, желая слышать, видеть и знать, что и как происходит в их стране, в их регионах, в их городах и на их улицах. Раз есть желающие знать, всегда найдутся те, кто сможет дать это знание.

Вероника Шляпужникова. К большому сожалению, случившееся с «Проектом» — не единичная история и, боюсь, не последняя. Вряд ли фигуранты расследований испугались публикаций «нежелательного Проекта». Но им некомфортно. Некомфортно от того, что об их делишках знают. Некомфортно, что в их сытый мирок посмел забраться незваный журналист. Некомфортно, что расследователи бросают им правду в лицо. 

Даже если по расследованиям не возбуждают уголовных дел, заставлять самих коррумпированных чиновников время от времени нервничать, читая правду о себе любимых — важно и нужно. Чтобы каждый, кто решил совершить преступление, понимал: журналисты узнают, представят доказательства и опубликуют. 

Я верю, что команда Баданина не сдастся, коллеги станут еще внимательнее и дотошнее. Верю, что «Проект» не закончится

Григорий Пасько. Конечно, преследование журналистов за их профессиональную деятельность не вчера началось. Наших коллег избивали, сажали, убивали…

Почти все случаи варварского и преступного отношения к журналистам в России если и не осуществлялись государством, то, по сути, поощрялись им. Именно поэтому фактов такого отношения не становится меньше. Именно поэтому каток репрессий в отношении наших коллег будет катиться и дальше.

Мы выражаем солидарность преследуемым не только потому, что сами не раз были в такой ситуации. Мы убеждены, что работа журналистов-расследователей важна для всей России, для ее настоящего и будущего. Те, кто ведет войну против журналистов, фактически подрывают основы конституционного строя страны: пока не отменена ведь статья 29 Конституции РФ, в которой черным по-русски записано, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом и что в стране гарантируется свобода массовой информации. 

Не от хорошей жизни и не из вредных замыслов российские издания вынуждены были регистрироваться не только в России. И не от испуга сейчас вынуждены заявлять, что находятся в стадии ликвидации и смены формы существования.

Пока самым сильным и верным остается одно: сделать так, чтобы расследований меньше не стало. О чем, собственно, и заявила команда «Проекта». 

Коллеги – мы с вами!