Ставшее в России именем нарицательным выражение «Крым наш» звучало в последние дни, что называется, из каждого «утюга»: начиная с федеральных российских телеканалов и кончая массовым концертом в честь «Крымской весны» на московском стадионе Лужники.  Музыканты и зрители пели и плясами в нарушение всех санитарных, а значит и юридических, норм ковидного времени.

Авторы расследования Иван Жилин и Арден Аркман разбираются в том, что на самом деле скрывает сакраментальное «Крым наш». С цифрами и фактами журналисты демонстрируют, кто и как поделил полуостров. Ответ, впрочем, не удивляет — знакомые всё лица. Всё те же друзья Владимира Путина. Ну и «особо отличившиеся» местные чиновники в придачу. Все эти «товарищи» завладели крымскими активами, посадили в депутатские и министерские кресла своих людей и продолжают умножать свои состояния, временами воюя друг с другом.

Что до «простых крымчан», для них, как выяснили журналисты, приход новых «хозяев жизни» обернулся ограничением доступа к морю, застройкой излюбленных мест отдыха и банальным «отжимом» земельных участков. Да и «простым россиянам» с материка не сильно повезло. Рванувшие, было, в поисках счастья на «новые земли», чтобы создать собственный бизнес, развивать туризм или ещё как-то реализовать свои амбиции, они столкнулись с привычной коррупцией, кумовством и правом сильного. И год-два спустя покинули места, так и не ставшие для них раем. Расследование удачно дополняют элементы репортажа и видео.

… Съемки с дрона позволяют представить полную картину угодий и строений: впечатляющая размерами двухэтажная усадьба, вертолётная площадка, искусственный сад с системой орошения – напомню, что Крым испытывает серьёзные проблемы с водой, — теннисный корт с пристройкой. С земли всё, как это принято у путинских олигархов и высших чиновников, скрывает четырёхметровый забор. Авторы расследования напоминают, что до 2007 года здесь располагался пансионат «Мыс Айя». Его землю выкупила семья Виктора Януковича, начав масштабное строительство с вырубкой реликтового леса и ограничением доступа к морю для местных жителей. Бежавший от разгневанного народа незадачливый украинский президент Янукович землю с собой прихватить не смог, и у крымского имения появился новый собственник — питерское ООО «Берег». Гендиректор «Берега» Павел Зайцев, в свою очередь, — соучредитель трёх некоммерческих структур, связанных с совладельцами банка «Россия». Основной бенефициар банка — друг Путина Юрий Ковальчук. 

В общем, была дача Януковича – стала дача Ковальчука. Хотя местные работяги, с которыми пообщались журналисты, по-простому, именуют её «дачей Путина». Рядом база отдыха Минобороны и посёлки Ласпи и Батилиман. Больше всего впечатляют не сами угодья – журналисты расследователи в последнее время регулярно радуют видами дач и дворцов кремлёвской верхушки. Поражает то, как живут по соседству местные жители. Поговорив с ними, авторы материала выяснили, что в отличие от хозяев усадьбы, у них нет практически никакой инфраструктуры. В Ласпи и Батилимане отсутствуют детские сады и школы. «У нас даже магазина нет, — говорит одна из жительниц Батилимана. — В магазин ездим в Орлиное (за 15 километров) на такси. Один раз в месяц. Поездка стоит дорого — 1000 рублей»…

Юрий Ковальчук, можно сказать, — пионер «освоения Крыма» путинскими олигархами. По поручению президента он «зашёл» туда со своим банком «Россия» спасать рухнувшую после аннексии банковскую систему, ведь в Крыму перестали работать украинские банки. Из-за чего в 2014 году Ковальчук даже пострадал — попал под санкции и потерял, как вспоминают авторы расследования, 572 миллиона долларов (порядка 42 миллиардов рублей). Такая сумма была заморожена на счетах банка «Россия» в США. Но в накладе олигарх не остался. «Крымский Ковальчук» сегодня это не только банк «Россия» — это все знаменитые местные винзаводы, компания «Крыммедстрах», аэропорт «Симферополь». Авторы расследования показывают, каким образом Ковальчук стал крупнейшим виноделом и землевладельцем Крыма, получив по явно нерыночным расценкам работающие высоко прибыльные предприятия, а также — собственную усадьбу на 3,8 гектара с арендой по цене, за которую в Москве не купишь и 1 квадратный метр в «хрущевке».

Другому путинскому человеку Аркадию Ротенбергу тоже пришлось «попотеть». Он согласился построить Крымский мост, зная, что как он сам выразился, получил «чёрную метку» от Запада.

Сегодня Ротенберг строит поместье на мысе Сарыч. Он оградил не только свою усадьбу, но и 27,5 гектаров реликтового леса вокруг неё. Проход туда, естественно, запрещён. С дрона хорошо просматриваются «строение» площадью не менее 4 000 кв.м., два многоэтажных дома для персонала, лифты к морю, гектары пляжа и леса. «Крымский Ротенберг» сегодня, как подытожили авторы расследования, это пансионат «Ай-Петри», пансионаты «Мисхор» и «Дюльбер», сотовый оператор «Крымтелеком», компания «Крымтехнологии», господряды на 300 миллиардов рублей, камеры на дорогах, яхтенная марина в Балаклаве, ну и Крымский мост, конечно. 

Среди местных царьков выделяется нынешний глава Крыма Сергей Аксёнов – авторы расследования вспоминают его «славное» околокриминальное прошлое до 2014 года. Семья Аксёнова и его приближённые с тех пор тоже неплохо обогатились: поработав с базами данных, расследователи составили подробные схемы: кто, кому, когда и сколько.

Благодаря тому, что тему «хозяев Крыма» «Новая газета» ведёт с 2018 года, журналисты смогли проанализировать тенденции. Выяснилось, что если тогда в списке было 12 фамилий, то в последнее время круг претендентов на «владение полуостровом», сузился – хлопотное это оказалось дельце. В 2016 году спикер крымского парламента Владимир Константинов назвал полуостров «инвестиционным пирогом» и призвал всех «успеть на его дележ». 

Кстати, сам Константинов и его структуры, судя по информации, которую накопали авторы материала, успел вовремя. Сегодня, подытоживают они своё расследование, желающих «поделить пирог» становится меньше, а «куски» — крупнее. И задаются вопросом: появятся ли у Крыма в скором времени новые «хозяева»?

Использовались технологии поиска: работа с базами данных, реестрами и собственными источниками, съёмка с дрона.

Использовались приёмы: элементы репортажа, интервью, анализ данных из разных источников, составление графиков и схем.

Экспертная оценка Фонда
Галина Сидорова
Галина Сидорова
Соучредитель и руководитель программ Фонда 19/29
Задать вопрос
Общественная значимость
100 /100
Полнота расследования
90 /100
Актуальность
100 /100
Завершенность
90 /100
Надежность источников
95 /100
Читабельность
100 /100
Итого
95.8
Плюсы и минусы
интересная репортажная часть; мультимедийность; эксклюзивность; легко читающийся текст; много фактуры; качественная инфографика в видео; хорошая подача материала; связь с другими выходившими в газете расследованиями, развивающими тему 
отсутствие комментариев экспертов, нет данных о том, посылались ли запросы местным властям, и соответственно, о полученных (неполученных) ответах